Имение князя Виктора Сергеевича Кочубея (1860-1923)

автор  Игорь Карпов 

часть 1

Сгорел в водовороте гражданской войны величественный белокаменный дворец Кочубеев. Его сооружение на уровне лучших европейских архитектурных ансамблей было начато в 1800 году. Воплощенный в строительные конструкции замысел придворного архитектора Феррари пришелся не по нраву В.П. Кочубею. Проект был переработан архитектором Тамани, чьи ампирные дома украшали Александровскую (ныне Октябрьскую) площадь в Полтаве. Участвовал в работе над проектом и известный зодчий Джакомо Кваренги.
    Генеральный план застройки усадьбы разработал и воплотил в жизнь Н.А. Львов, построив искусственные пруды и хозяйственные постройки, заложив парки и сады, обустроив аллеи, газоны, оранжереи. Как свидетельствуют исследованые недавно документы, по его проекту окончательно сведены и дворец с церковью во дворе, а 1810 году дворец был перестроен по чертежам Луиджи Руска, которые сохранились в научно-исследовательском музее Академии художеств Российской Федерации в Санкт-Петербурге.
     Итальянец по происхождению, Луиджи (алоз) Руска (1758-1822) был выдающимся русским мастером, по проектам которого велась реконструкция Московского кремля (в частности, Никопольского башни), возведены уникальные достопримечательности зодчости в Санкт-Петербурге, Киеве, Симферополе, Белой Церкви, известный лицей в Нежине. Три памятника архитектуры построены ним и в Кочубеевской Диканьке.
      Двухэтажный роскошный дворец длиной почти полкилометра возвышался над Диканькой, с которой его разделяла глубокая балка Бровар. Здание выделялось массивными фасадными колоннами, широкими балконами и открытыми верандами. Здесь насчитывалось более 100 прекрасно украшенных и обставленных комнат. Искусно расписанные стены и художественное оформление залов, уникальный музей с памятниками украинской старины, дорогие английские, французские, австрийские сервизы с монограммами Кочубеев, нанесенными золотыми буквами, живописные картины различных европейских и голландских мастеров, оригинальный саксонский фарфор, бронза, богемское стекло, чеканка из золота, серебра и меди, изделия из хрусталя, явирцеви мебель петровских и екатерининских времен, гобелены итальянской, французской, фламандской школ — это богатство и тонкий вкус хозяев дворца смущали воображение его высоких гостей.

Князь В.С. Кочубей

Род Кочубеев берет начало от знатного крымского татарина Кучук-бея, который на рубеже 16-17 веков поселился в Малороссии среди казаков и принял крещение под именем Андрей. Сын его Леонтий служил у гетмана Богдана Хмельницкого войсковым товарищем во время воссоединения Украины с Россией.

Внук Андрея – Василий Леонтьевич Кочубей был регентом войсковой канцелярии, а впоследствии генеральным писарем. Именно Василий Кочубей помог Ивану Мазепе стать Гетманом, за что и получил в качестве щедрой благодарности родовые поместья, в том числе и прославленную Гоголем деревню Диканьку. Мазепа назначил Василия Кочубея Генеральным войсковым судьей, что в период Гетманщины, по сути, означало главу исполнительной власти в Малороссии.

Праправнук Василия Кочубея князь Витор Сергеевич Кочубей (1860-1923)  с 1908 года исполнял должность начальника Главного управления Уделов министерства Императорского двора. Супруга Виктора Сергеевича – Елена Константиновна – не любила светской жизни и предпочитала жить в Диканьке – историческом имении Кочубеев.

История усадьбы

В свое время Советская власть так ненавидела все, что было связано с историей дворянства, что бывшие усадьбы дворян или превращали в хозяйственные помещения или вообще сносили. Так произошло и с родовым дворцом Кочубеев. Его вообще больше не существует. И то, что чудом сохранилось на уцелевших фотографиях, может только "бледно" отобразить все величие и красоту бывшего имения Кочубеев. Не осталось даже фундамента. Сам дворец разграбили и сожгли с целью предотвращения возвращения этих богатств владельцам под руководством комиссаров сами Диканьские крестьяне. 
А когда-то этот замечательный архитектурно-природный ансамбль был одним из лучших усадебно-парковых комплексов конца XVIII - начала XIX веков. До сих пор привезенные с разных концов света американские акации, английские тополя и пирамидальные дубы-красавцы кое-где украшают ландшафт бывшей усадьбы Кочубеев. 
На месте бывшего дворца теперь расположены дома местных жителей. Не существует и роскошного сада с его аллеями и фонтанами. На его месте пустырь, заросший бурьяном. А пруд заилился и порос осокой.

А когда-то ... после реабилитации Василия Леонтьевича Кочубея и возвращения его родне имущества род обогатился. Его сын Василий Васильевич избирается полковником Полтавского казачьего полка, а внук статский советник Павел Васильевич Кочубей, получив по завещанию Диканьку, строит в 1780 году на месте деревянной Крестовоздвиженской первую каменную Троицкую церковь. 
Саму же княжескую усадьбу, создав здесь замечательный природно-архитектурный ансамбль - крупнейший на Полтавщине и один из лучших в Украине, заложил Виктор Павлович Кочубей.

Для строительства усадьбы, равно как и Николаевской церкви, он пригласил своего хорошего петербургского друга, талантливого мастера Николая Александровича Львова. Первым произведением этого архитектора в Диканьке стал Свято-Николаевский храм. Львов был всесторонне одаренным человеком, поражал современников глубокой эрудицией, широтой взглядов, неисчерпаемой энергией. Он оставил после себя память не только как о выдающемся архитекторе, но и как об известном поэте, искусствоведе, музыканте, инженере-изобретателе, мастере садово-паркового строительства.

 

Обер-офицер Лейб-гвардии Кавалергардского Ее Величества полка князь В. С. Кочубей.

С.-Петербург, фотоателье В. Ясвоина, середина 1880-х гг

Одним из членов-учредителей Императорского Православного Палестинского Общества был князь Виктор Сергеевич Кочубей (11.10.1860, Алупка - 4.12.1923, Висбаден). Свою подпись за учреждение нового Общества он поставил, будучи достаточно юным 21-летним корнетом Кавалергардского полка. Тем не менее дальнейшая его судьба достаточно интересна, он был незаурядной личностью для своего времени и принадлежал к известному дворянскому роду малороссийского происхождения.

Дворянский, графский и княжеский род Кочубеев записан в 5 и 6 часть родословной книги Полтавской, Черниговской и Санкт-Петербургской губерний. В «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи» читаем: «Род Кочубеев происходит из полуострова Крымского и почитался в числе знатнейших благородных в татарском народе, как то доказывается самим названием бея, которое в области Крымской есть первое после владевшей там чингиской фамилии, присвояемой только поколениям от Ширина и Мансура происходящими; прочие же благородные поколения именуются мурзами...».

В основе фамилии, скорее всего тюркские küçü – малый, маленький и bey – дворянин, küçü bey – малый князь, сын князя. Первый из пока еще не легендарных Кочубеев принял православие с именем Андрей, его сын Леонтий уже был козацким старшиной при Хмельницком. 

Увековеченный в «Полтаве» А.С.Пушкина Василий Леонтьевич Кочубей (ок.1640 – 1708) служил под началом гетмана Мазепы, был генеральным судьею и даже царевым стольником.

По обвинению в ложном доносе на гетмана Мазепу Василий Кочубей и полковник Иван Искра, передавший царю сведения о готовящейся измене, были казнены 15 июля 1708 года, им отрубили головы.

Вскоре после смерти Василия совершилась измена Мазепы, о которой он предупреждал Петра I. 

Царь, осознав свою ошибку, назвал Кочубея «мужем честным, славныя памяти» и приказал возвратить его жене и детям конфискованные имения с прибавкою новых деревень. При этом к старинному родовому гербу Кочубеев — в красном поле золотые полумесяц, звезда и два равноконечных креста — прибавлено пламенеющее сердце в лазуревом поле и в сердце два креста золотые с девизом: «Elevor ubi consumer!» — Возвышаюсь когда погиб…

Тела Кочубея и Искры похоронены в Киево-Печерской Лавре. Могила их находится возле Трапезной церкви. Рядом с этой могилой в 1911 году был похоронен убитый премьер-министр России Петр Столыпин, почетный член Императорского Православного Палестинского Общества. 

Двое из пяти внуков Василия Леонтьевича, старший Василий (? – 1792) и младший Павел (? – 1786) приехали в Санкт-Петербург на государеву службу. От них образовались две династии российских Кочубеев. 

Более известна младшая династия, к которой относится первый министр внутренних дел России и ближайший советник императора Александра I Виктор Павлович Кочубей (1768-1834), возведенный Павлом I в графское, а Николаем I в княжеское достоинство.

Начинал он свою карьеру дипломатом, служил в Швеции, Лондоне, Константинополе... После воцарения Николая I граф Кочубей стал председателем Государственного совета (1827—1834) и Комитета министров (1827—1832), в 1834 году назначен государственным канцлером внутренних дел. Фигура В. П. Кочубея увековечена на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории (на 1862 год).

Его старшая дочь Наталья (1800-1855) была предметом увлечения юного лицеиста А.С.Пушкина, а его внук от сына Сергея Викторовича (1819 - 4 декабря 1880), действительного статского советника, полтавского предводителя дворянства, женатого на Софье Александровне Демидовой, урожденной графине Бенкендорф (1825—1875), дочери генерала А. Х. Бенкендорфа, и был одним из членов-учредителей Палестинского Общества. 

Сергей Викторович Кочубей окончил Петербургский университет, был причислен к департаменту уделов, служил на Кавказе. В 1847 году получил орден св. Владимира 4-й степени за труды по разработке и отысканию каменного угля на Кавказе и в Закавказском крае. В Петербурге он служил в должности чиновника особых поручений при Министерстве внутренних дел. После смерти отца он получил в наследство его библиотеку, которая насчитывала до 30 000 названий. В 1876 году, "желая принести пользу благому делу просвещения", пожертвовал собрание книг отца Императорской публичной библиотеке. При этом им было поставлено условие: "поместить выбранные из собрания книги в одном из залов библиотеки с портретом Виктора Павловича и оставшиеся передать в Харьковский университет". Сергей Викторович являлся одним из первых членов петербургского императорского яхт-клуба, имел яхту, на которой в 1849-1850 годах совершил редкое по тем временам путешествие вокруг Европы из Кронштадта в Черное море. 

Супруга его графиня София Александровна Бенкендорф (1825 -1875) была третьей дочерью известного генерала, шефа жандармов А.Х. Бенкендорфа. Для нее это был второй брак (1859), ее первый муж П.Г.Демидов скончался в 1858 году.

Мать Виктора Сергеевича умерла, когда ему было 15 лет, хотя "Малороссийский родословник" В. Л. Модзалевского указывает дату смерти на 12 лет раньше. В 20 лет он уже похоронил отца. Далее его судьба и карьера зависела уже от него самого.

Получив домашнее образование, Виктор Сергеевич, поступил в Михайловское артиллерийское училище и по его окончании в 1878 году начал службу в 8-й Конно-артиллерийской батарее, затем был переведен в Кавалергардский полк. 

В 1890-1891 гг. князь в узком кругу свиты из четырех молодых военных (все князья) сопровождал наследника цесаревича Николая Александровича, будущего императора Николая II, в путешествии на Восток - в Египет, Индию, Японию. Находясь в Томске, поздним вечером, 5 июля – в начале ночи 6 июля цесаревич тайно посетил городскую келью высокочтимого им таинственного томского старца Федора Козьмича и его могилу в ограде Томского Богородице-Алексиевского мужского монастыря. Сопровождали его лишь два доверенных лица из свиты - князь Ухтомский и князь Кочубей. Председатель Совета министров С.Ю. Витте в своих воспоминаниях 1911 года об этой поездке цесаревича отзывался о входивших в свиту молодых князьях как о людях "очень порядочных", т.е. время и последующие должности их не испортили. 

Фотография штабс-ротмистра Лейб-гвардии Кавалергардского Ее Величества полка князя В. С. Кочубея. С.-Петербург, фотоателье В. Ясвоина, 1892 г. Размеры 139x96 мм. Внизу фотографии надпись в две строки: «Викторъ / 1892 г.»

Наследник цесаревич Николай Александрович с сибирскими казаками во время путешествия на Восток. Июль 1891 г.Во втором ряду третий справа князь В.С. Кочубей

Коронационные торжества в Москве. Май 1896 г.
Виктор Сергеевич Кочубей - третий справа с членами делегации Великобритании (стоят слева направо): граф Рибопьер; полковник Альфред Эджертон - шталмейстер и контролер герцога Коннаутского; адмирал (контр-адмирал?) Джон Фуллертон (Фэллертон?); полковник Уэльби - командир Шотландского №2 драгунского полка;генерал (генерал-майор?)Френсис (Френцис?) Гренфель; капитан лорд Бингам; ротмистр, флигель-адъютант свиты е.и.в. князь В. С.Кочубей; полковник (подполковник?) военный атташе Уатер (Уотерс?); сотник лейб-гвардии Казачьего е.и.в.полка И.Д.Орлов; (сидят слева направо): статс-дама, фрейлина герцогини Коннаутской г-жа Эджертон; генерал-майор свиты е.и.в. светлейший князь Д.Б.Голицын; герцогиня Коннаутская Луиза-Маргарита; герцог Коннаутский Артур-Вильгельм.

 

С 1892 года князь был назначен адъютантом цесаревича. В этом же году, 22 марта, он женился на фрейлине княжне Елене Константиновне Белосельской-Белозерской, дочери будущего генерала. Она была на 9 лет моложе своего супруга.

Впоследствии В.С. Кочубей дослужился до звания генерал-майора свиты, генерал-адъютанта (1909), генерал-лейтенанта (1911). Награды: ордена Св. Анны 3-й ст. (1896); Св. Владимира 3-й ст. (1902); Св. Станислава 1-й ст. (1904); Св. Анны 1-й ст. (1907); Св. Владимира 2-й ст. (1913); Белого Орла (22.03.1915). Высочайшие благоволения: 1902; 1905.

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey-1913-3.jpg Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey-1913-2.jpg
На костюмированном балу 1903 года в Зимнем дворце.
Князь Виктор Сергеевич Кочубей в костюме полковника войска Запорожского и княгиня Екатерина Константиновна в одеждах шляхетской малороссийской госпожи XVII век

С 14 декабря 1899 года князь Кочубей был начальником Главного управления уделов Министерства императорского двора. Это ведомство управляло имуществами, выделенными из государственных фондов на содержание членов императорской фамилии. Используя давние доверительные отношения с императором Николаем II, князь действовал на своем посту самостоятельно и достаточно решительно, напрямую решая все вопросы с императором и императрицей Александрой Федоровной, что порой вызывало неудовольствие министра императорского двора любимого всеми графа В.Б. Фредерикса, т.к. это нарушало дворцовый этикет. По свидетельству генерал-лейтенанта А.А. Мосолова, с 1913 года у графа Фредерикса начались микрокровоизлияния в мозг, вследствие чего он временами в течение нескольких часов и даже дней совершенно терял память. Он просил императора Николая II заменить его и своим преемником видел князя Виктора Сергеевича Кочубея, к чему склонялся и государь, но Кочубей категорически отказался принять эту должность, считая, что по его характеру должность министра двора ему не подходит. Так они оба и оставались до Февральской революции на своих постах. 

В воспоминаниях А.А.Мосолова описан один эпизод, который показывает принципиальную позицию князя Кочубея при защите вверенных ему имуществ: "Супруга принца Александра Петровича Ольденбургского Евгения Максимилиановна имела большую конфетную фабрику «Рамонь», в которую вложила почти все свое состояние. Дела этого предприятия шли очень скверно, и ему грозило банкротство. Тогда принц Ольденбургский обратился к министру двора с просьбой о займе из удельного ведомства. Князь Кочубей, начальник уделов, запротестовал, не желая устанавливать прецедент. Министерство финансов также решило, что подобный кредит по закону выдан быть не может. Тогда Александр Петрович прибегнул к помощи членов императорской фамилии". Кстати, супруги Ольденбургские были почетными членами Императорского Православного Палестинского Общества, и Евгения Максимилиановна довольно регулярно вносила пожертвования в сумме 100 рублей для поддержания его деятельности. 

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey-6.jpg
Генерал-адъютант князь В. С. Кочубей. С.-Петербург(?), около 1910 г.

Управляя имуществом императорской семьи, Виктор Сергеевич очень много сделал для развития отечественного виноделия. Толчок новой эпохе виноделия в России дал еще император Александр III, приказав подавать чужеземные вина только в тех случаях, когда на обед были приглашены иностранные монархи или дипломаты. В остальных случаях следовало пить русские вина. Этому правилу невольно стали подражать не только за императорским столом. В Крыму дело дошло до того, что офицеры отказывались обедать в полковых собраниях и отправлялись в рестораны, чтобы избежать употребления местных кислых вин и не подвергать такому испытанию свои патриотические чувства. Дело в том, что во времена Крымской войны 1853-1856 гг. англичане и французы почти полностью уничтожили виноградники на полуострове, а вместе с ними заодно и всю технологическую документацию. Виктор Сергеевич активно привлекал к работе иностранных специалистов-виноделов из Италии и Франции. Под искусным руководством князя Кочубея уделы в Крыму быстро довели свои вина до высокой степени совершенства, сделав многие сорта элитарными. Не отставали от них уделы на Кавказе, в Бессарабии и в Краснодарском крае Уже в 1902 году русские вина начали экспортировать, и не только в Норвегию и Японию, но и в саму Францию. При этом столичные газеты писали: «На днях прибывшими в Петербург представи­телями французских виноторговцев заключены крупные контракты с русскими виноделами на поставку во Францию в 1902 году крымско­го, бессарабского, кахетинского и донского вина. И конечно, это вино вернется к нам с заграничными ярлыками» (Юлия Демиденко. Что пили в старом Петербурге.

Хозяйственные, экономические и организаторские способности Виктора Сергеевича Кочубея блестяще проявились и в его родовом имении, он был крупным землевладельцем с. Диканьки Полтавской губернии. Эти земли принадлежали их роду со времен гетмана Мазепы. 

По непонятной причине "Малороссийский родословник" В. Л. Модзалевского (с.550) указывает среди владений князя Виктора Сергеевича Кочубея местечко Анновку Верхнеднепровского уезда Екатеринославской губернии, с. Михайловка и Майдан (Михалков Майдан?) Лукояновского уезда Нижегородской губернии, с. Балясное и хутор Колодези Полтавского уезда, но ничего не пишет про Диканьку Полтавского уезда.

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey-nik_750.jpg

А Диканька была известна не только на Украине. Это село прославил Николай Гоголь, чья судьба была тесно связана с этим местом. Мать прославленного писателя, у которой дважды родились мертвые дети, ходила пешком за 30 верст в Диканьку в Николаевскую церковь к чудотворной иконе святителя Николая Чудотворца вымаливать себе здорового ребенка. Ее просьба была услышана, сына назвали в честь святого, а сам Николай Васильевич Гоголь, будучи единственным выжившим мальчиком у родителей, испытывал необъяснимую тягу к этой церкви, порой заворачивал туда, еще не успев доехать до дома.

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey-11_750.jpg

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey_dik3.jpg


Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey_dik1_750.jpg

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey_dik_750.jpg

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey_gazon1_750.jpg

При Викторе Сергеевиче Кочубее Диканька процветала. На участке в 3860 десятин нашлось место и большому красивому дворцу с домовой церковью Марии Египетской, и уютному парку с прудами, фонтанами и античными беломраморными скульптурами, привезенными из Италии и Греции, и фруктовым садам, и конному заводу по разведению породистых английских скакунов, и специальным фермам, где бродили фазаны и павлины, паслись олени, выращивались тонкорунные овцы, молочной породы коровы, темворские рыжие свиньи родом из Англии... Были свои мастерские и электростанция, оранжереи и парники.

Въезд в усадьбу украшали многовековые дубы, у которых встречались гетман Мазепа и дочка Василия Кочубея Матрена... К дому вела каштановая роща... В начале XIX века на месте бывшего кирпичного завода была посажена сирень разных сортов необыкновенной красоты, наполнявшая округу в период цветения своим восхитительным ароматом и соловьиными трелями... О кочубеевском имении известная художница Мария Башкирцева, путешествовавшая по Европе, России и Украине, отозвалась так: "По красоте сада, парка, сооружений Диканька  может соперничать с виллами Боргезе и Дориа в Риме. И это в Малороссии! Очень жаль, что в мире даже не подозревают про существование этого городка".

А вот что писал про Диканьку "Столица и усадьба. Журнал красивой жизни" в 1916 году:
"Имение "Диканька" Полтавской губ. и уезда принадлежит уже с XVII в. роду  Кочубеев. В настоящее время владеет имением князь Сергей Викторович  Кочубей, главный управляющий уделов.

Не сохранилось, к сожалению, точных данных, на каком мест была построена первоначальная усадьба — на том ли, где теперь выстроен новый дом. Большинство других построек усадьбы возведены ъ начале XIX столетия. Точно даты также не установлены.

"Вечера на хуторе близ Диканьки" получили свое названіе, понятно, от этой же усадьбы и села. Село почти рядом с усадьбой, только перейти через гору, и в этом селе до сих пор сохранилась старинная каменная церковь, которую описывал Гоголь в своей "Ночи под Рождество". Именно ее расписывал кузнец Вакула и в ней же казачки в притворе показывали детям намалеванного черта — "глянь ка яка кака намалевана"…

Усадьба Гоголя граничит с "Диканькой". Н. В. Гоголь постоянно бывал в "Диканьке", состоя в самых дружеских отношениях с семьею  Кочубеев. "Диканька", как и ряд других русских усадеб, в то время была маленьким культурным центром, куда привлекало не только Гоголя, но и других писателей и интересных людей той эпохи. К сожалънию, дом в усадьбе Гоголя, тот старый деревянный небольшой дом, в котором жил Н. В., недавно сломан. <...> Хранится в диканьском помъщичьем доме ряд реликвий эпохи Петра Великого и шведской кампании и большая библіотека, богатая рукописями и книжными редкостями.

Прекрасна тамошняя природа, и славится красотою население. В конце шестидесятых годов Диканьку  посетил покойный историк южной России А. И. Маркевичъ. "Я восхищался, – рассказывает он в одной заметке о князе В. П. Кочубее, — красотою местности, но не мог не обратить внимания и на красоту диканьских крестьян, как мужчин, так и женщин; даже старики и старухи отличались стройностью фигур и пожалуй своеобразной красотою. Когда я сообщил о своем наблюдении управляющему, тот объяснил мне, что по преданию, покойный князь, любя Диканьку и часто заезжая сюда, непременно желал видеть в ней красивое население, поэтому всех некрасивых парней переселял, а девушек выдавал замуж в другие свои многочисленные имения, хорошо обставляя их материальное положение, и, наоборот, везде в них выбирал красивых парней и девушек и переселял  в Диканьку …
Насколько это верно – я, разумеется, сказать не могу; но я такого красивого населения, как в Диканьке, не встречал нигде, а во времена крепостного права и не такие затеи были возможны"".

 

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey-9.jpg Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey_pivo-400.jpg

 

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey_pivo2.jpg

В селе работал винокуренный и пивоваренный завод. При князе Викторе Сергеевиче пиво завода "Диканька" поставлялось в Санкт-Петербург, Польшу, Финляндию, Среднюю Азию. Вкус его был особенным, хмель выращивался тут же на огромных плантациях, вода бралась из специальных родниковых прудов, получивших название Пивоваренных. Разливалось пиво в "фирменные" длинные бутылки с буквой "К" и короной или глиняные куманцы и крынки. 

В 1887 году на заводе Виктора Сергеевича Кочубея работало 10 человек, которые сварили 43 тысячи ведер пива, в 1909 году трудилось уже 37 человек, а пива было продано на 175 488 рублей. В 1893 году была получена медаль на Полтавской сельскохозяйственной выставке. В смутные годы первой русской революции в 1906 году на заводе прошла забастовка рабочих. Примечательно, что есть сведения, что сам князь в годы первой революции участвовал в одном из кружков неославянофильского толка, который защищал идею созыва законосовещательного представительства. Такие кружки, где обсуждались возможности реформирования государственного строя, стали появляться в высшем обществе с января 1905 года. Вместе с князем В.С. Кочубеем в кружке участвовали министр земледелия и государственных имуществ А.С. Ермолов, петербургский губернатор А.Д. Зиновьев и др.  (РГАДА. Ф. 1412. Оп. 8. Д. 292. Л. 175 об.)

Считается, что завод был закрыт в 1914 году, когда был введен "сухой закон" в связи с началом Первой мировой войны. В наше время пытаются возродить пиво под маркой Диканьки, но истинный рецепт утерян, и повторить вкус дореволюционного напитка так и не удалось.

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/kochubey.jpg
Князь Виктор Сергеевич Кочубей с женой княгиней Еленой Константиновной (Белосельской-Белозерской, 1864-1944) с детьми Надеждой (Толстая, 1894-1967), Софьей (Воеводская, 1896-1920) и Виктором (1893-1953).

Кочубеи Лев Викторович (1810-1890), Виктор Сергеевич (1860-1923), Петр Аркадьевич (1825-1892), Елена Константиновна Кочубей (Белосельская-Белозерская 1869-1944) - будущая супруга Виктора Сергеевича. Стоит брат Елены Константиновны

Дом Кочубеев в Диканьке всегда был рад гостям, среди которых было немало известных личностей своего времени. Супруга Василия Сергеевича Елена Константиновна Кочубей, урожденная Белосельская-Белозерская, была гостеприимной хозяйкой, в диканьском имении она любила отдыхать от шумного светского Петербурга. Как вспоминал А.А. Мосолов, княгиня "по своим и мужа вкусам, не любила светской жизни, чувствовала себя лучше в историческом имении Кочубеев под Полтавою Диканьке и там принимала лишь близких друзей князя". В семье росло трое детей - Виктор, Надежда, София. Игра в теннис, катание на велосипедах и лошадях, рыбалка, музыкальные концерты и водевили - в имении хватало развлечений и забав на любой вкус. 

К сожалению, всё это было разрушено после 1917 года. Во время Февральской революции князь Виктор Сергеевич Кочубей был арестован, впрочем вскоре его освободили по распоряжению А.Ф. Керенского и за ним была оставлена его должность, но 14 апреля 1917 года удельное имущество было передано в ведение Министерства торговли и промышленности  и  Министерства земледелия, 19 апреля князь был уволен от службы по болезни и уехал в Киев.

В Киеве Виктор Сергеевич в 1918 году вместе с группой знакомых офицеров предпринял попытку освободить находившегося под стражей в Екатеринбурге императора Николая II и его семью. План не был реализован, а в ночь с 17 на 18 июля царская семья была расстреляна.

Описание: http://www.ippo.ru/img/history/mosolov.jpg
А.А. Мосолов

Вот как об этом вспоминает генерал-лейтенант А.А. Мосолов:

"В 1918 году я находился в Киеве. Немцы занимали Украину, и гетман Скоропадский обеспечивал некоторый призрак местного правительства.

В Киеве я встретился с князем Кочубеем, моим товарищем по министерству двора, и с герцогом Георгием Лейхтенбергским, бывшим сослуживцем по Конному полку.

Нашей единственной мыслью было спасти государя и его семью, заключенных в Екатеринбурге.

Герцог Лейхтенбергский был нашим посредником в сношениях с германскими властями. Двоюродный брат баварского кронпринца, он имел свободный доступ к генералу Эйхгорну, начальнику оккупационных войск, и генералу Гренеру, начальнику штаба.

Немцы оказались очень предупредительными. Открыли нам кредиты и обещали предоставить в наше распоряжение пулеметы, ружья и автомобили. Наш план заключался в том, чтобы зафрахтовать два парохода и послать их с доверенными офицерами вверх по Волге и по Каме. Предполагалось образовать базу верстах в 60 от Екатеринбурга и затем действовать смотря по обстоятельствам.

Мы послали в Екатеринбург разведчиков, из которых один состоял прежде в охране, а другой служил в Кавалергардском полку. Они должны были войти в сношение с немецкими эмиссарами, тайно пребывавшими в городе, содействием которых необходимо было заручиться, ибо иначе нельзя было рассчитывать на успех дела.

Я знал, что государь не согласится променять заточение у большевиков на плен в Германии. Чтобы уточнить создавшееся положение, я написал Вильгельму II письмо, которое передал графу Альвенслебену, причисленному к особе гетмана. Граф должен был в тот же день выехать в германскую главную квартиру.

В этом письме я просил германского императора заверить государя, что ему и его семье будет дан свободный пропуск до Крыма, где он не будет считаться военнопленным Германии.

Можно себе представить, с каким лихорадочным нетерпением ждали мы возвращения графа Альвенслебена.

Приехав обратно в Киев, он не подал мне ни одного признака жизни. Тогда я сам пошел к нему. Граф Альвенслебен сконфуженно объяснил, что кайзер не мог дать никакого ответа, не посоветовавшись со своими министрами. Он рекомендовал мне повидать графа Мумма, дипломатического представителя Германии при гетмане.

Граф Myмм категорически отказался помогать нам. По его словам, он был поражен, узнав, что военная власть нам обещала свою помощь. Впредь мы не должны рассчитывать на помощь Германии.

В течение двух часов я делал всяческие усилия переубедить его. На мое предложение еще раз обратиться к императору Вильгельму Мумм дал мне понять, что в данное время мнение кайзера в делах иностранной политики уже не имеет прежнего значения, и не соглашался с тем, что для Германий важен вопрос о спасении царя.

...продолжение ч.2